მთავარი » სტატიები » სხვადასხვა РАЗНОЕ

Адепты, Мастера и Махатмы


    Целью организации Адептов является совершенствование их тел для управления желаниями и лучшего контроля над силами невидимого психического мира. Они входят в различные школы и распределены по группам соответственно степеням. Каждая группа имеет учителя. Он отбирает, объединяет и соотносит тех, кого учит, в гармоничный, работающий коллектив, учитывая их естественные склонности и способности. Он наставляет учеников в использовании и направлении их желаний, в управлении элементарными и невидимыми силами и в производстве естественных феноменов с помощью такого контроля. Поскольку Мастера еще не полностью освободились от своей кармы, им показывают в их школах сущность кармы и вернейшие средства, какими ее можно отработать, а также пути усовершенствования мыслей и ментальных тел, пределы и тайны ментального мира.

Махатмы не организованы так, как Адепты или Мастера. Их физические тела не имеют большого значения для типа их организации, если так можно выразиться. Они не встречаются в группах или школах, не устраивают семинаров с учебными целями.

Иерархия предстает в семи подвидах; семь рас, или малых иерархий, возникали и развиваются в своих подвижных зодиаках по законам неизменного Зодиака. Каждый знак из семи низших зодиакальных знаков представляет иерархию, которая отличается по типу и развитию от шести остальных. Первая иерархия, или раса, находится в знаке Рака (дыхания) и принадлежит миру духа. Вторая — в знаке Льва (жизни) и принадлежит ментальному миру. Третья — в знаке Девы (формы) и принадлежит психическому миру. Четвертая — в знаке Весов (секса) и принадлежит физическому миру. Пятая — в знаке Скорпиона (желания) и принадлежит психическому миру. Шестая — в знаке Стрельца (мысли) и принадлежит ментальному миру. Седьмая — в знаке Козерога, относится к духовному миру.

Первую расу человечества составляли сущности нарождающегося разума в виде индивидуального духовного дыхания. Вторую — электрические тела жизненной силы. Третью — астральные тела. Четвертая раса была и есть физические люди, в которых и через которые предшествующие три расы действуют как форма, жизнь и дыхание физического человека. Все ныне живущие разнополые люди, независимо от страны, климатических условий или так называемой расы, есть существа или тела четвертой расы и представители четвертой иерархии. Различные виды и роды людей, входящие в пятую расу, есть подразделения иерархии, и отличаются они по степени развития, но не по природе. По своей природе все они физические люди.

Внутри и посредством пятой расы много тысяч лет назад начала развиваться и действовать пятая иерархия. Она действует через четвертую расу, то есть через физическое тело, невидима для нее в той же мере, как невидимы для современных людей третья, первая или вторая расы, работающие в них и через них. Пятая раса действует через физическую расу как желание-чувство, и оно, хотя и не может быть увидено людьми, тем не менее их направляет, принуждая подчиняться.

Четвертая раса физического человечества находится на низшей стадии своего развития, что касается внешнего вида и склада фигуры. В будущих расах физические тела будут более красивы, грациозны в движениях, кожа их будет более гладкой и нежной, мускулы сильными, черты миловидными — в той мере, в какой более высокие расы будут работать в них и через них.

Пятая раса состоит из тех существ, которые развивались в четвертой расе людей, равно как четвертая являлась результатом развития третьей. Пятая раса человечества есть иерархия, называемая в данном изложении Адептами, которые выше были описаны как существа, способные жить отдельно и отлично от своих принадлежащих четвертой расе физических тел. Шестая раса человечества есть существа, называемые Мастерами. Они обладают ментальными телами мысли, которые направляют и воздействуют на чувство-желание пятой расы, так же как желание побуждает развиваться пятую расу среди физических людей четвертой расы. Седьмую иерархию мы называем Махатмами. Это существа, продвинувшиеся далеко вперед, — наставники, правители, законодатели всех рас человечества.

В физическом человеке четвертой расы присутствует чувство-желание пятой расы, которое он пытается в себе развить. Шестая раса действует в физическом человеке как мыслитель. Седьмая раса оказывает влияние на человека четвертой расы как принцип Я-есть-Я, или принцип прямого, мгновенного знания. Принципы чувства-желания, мысли и знания, присутствующие в человеке четвертой расы, принадлежат, соответственно, пятой, шестой и седьмой расам, названным здесь Адептами, Мастерами и Махатмами. Это пока лишь принципы, но они разовьются до стадии существ, которые будут сознательно и разумно активны в психическом, ментальном и духовном мирах — там, где ныне действуют, абсолютно осознанно и разумно, развившие себя Адепты, Мастера и Махатмы.

Братство — способ связи внутри иерархии или между иерархиями. Братья физического человека имеют единокровные тела. Братство среди расы Адептов существует не в силу родственной связи, но в силу того, что все они принадлежат пятой расе. Сходство природы и предмета желаний определяют качество отношений в братствах Адептов. Тип связи в братстве Мастеров определяется мыслью. Они, братья шестой расы, подразделяются на группы в зависимости от идеалов или предмета мысли. Мастер переходит в другое подразделение своей иерархии, когда предмет его мысли и идеалы начинают совпадать с присущими этому подразделению. Махатма связан с братьями своей седьмой расы посредством того, что составляет его сущность,– высшего знания.

Кроме отдельных братств в иерархиях, существует братство человечества. Оно присутствует в каждом из миров и в каждой иерархии. Братство человечества состоит из представителей всех родов существ, которые думают и действуют для человечества в целом, а не для определенной группы, школы или иерархии.

У нас нет оснований считать, что Адепты, Мастера и Махатмы ограждены в своем физическом теле от опасностей, болезней или перемен. Все это присутствует в проявленных мирах в различных видах. Каждый мир располагает превентивными средствами, противоядиями, лекарствами для защиты тел от опасностей, болезней или негативных изменений. Каждое разумное существо свободно в выборе линии поведения и следовании ей.

Физический человек ввергает себя в опасность, болезнь и смерть, потому что не понимает, что делает; или, если и понимает, то не способен сдержать себя и умерить свои аппетиты, желания и стремления в отношении вещей или условий, вызывающих болезнь и ускоряющих смерть.

Разгуливая по опасной зоне, каждый может быть ранен или убит. Но человек осторожный, с обостренными чувствами самосохранения скорее избежит опасности, нежели тот, кто бросается напролом. Обычный человек физического мира, словно слепой, не видит последствий своих стремлений и желаний, он глух к голосу рассудка. Отсюда неприятности и болезни, сопровождающие его путешествие по жизни. Если бы Адепт, Мастер или Махатма ступил на край пропасти и позволил своему физическому телу упасть туда, он бы погиб. Но он знает, когда и где его ждет опасность, и, защищая себя, избегает ее. Он не позволяет своему физическому телу заболеть, поскольку знает естественные законы здоровья и заставляет тело к ним приспосабливаться.

Адепт, Мастер или Махатма может делать со своим физическим телом то, что вызвало бы увечье или смерть обычного человека. Например, Мастер может находиться среди львов, тигров или ядовитых рептилий безо всякого вреда для себя. Он не боится их, и они не боятся его. Он победил в себе чувство желания, являющееся побудительной силой всех животных тел. Животные признают его власть и не могут действовать ей вопреки. Их желание бессильно повредить ему не потому, что они не могли бы сокрушить, разорвать или ужалить его тело, как физическую материю, а потому, что его физическое тело не подвержено плотскому желанию и, следовательно, недоступно ненависти, страху, гневу, которые возбуждают страх и ярость у животных. Животные не трогают тела Адепта, Мастера, Махатмы так же, как они не пытаются оцарапать воду или сокрушить воздух. Благодаря своему знанию естественных законов и способности преобразовывать материю, Адепт может избегнуть опасностей, вызываемых землетрясением, бурей, пожаром или извержением вулкана; он также может нейтрализовать воздействие ядов, приняв противоядие или заставив свои органы высвободить некое количество секреции, достаточное для нейтрализации и преодоления этого воздействия.

Хотя Адепт как таковой не подвержен, в отличие от его физического тела, болезни и смерти, но, как воплощение желания в форме, он подвержен вредным воздействиям и изменениям психического характера. Как Адепт — он застрахован во всех физических смыслах от падений и пожара, нападения диких зверей или яда. Однако ему могут причинить вред вещи, соответствующие в астральном мире этим физическим явлениям. Он может быть подвержен зависти, которая будет отравлять его как яд, если он не искоренит ее, не употребит добродетельной силы для противодействия ей. Его может, наподобие дикого зверя, терзать гнев или ненависть, если он не сумеет преодолеть их. Хотя он и не способен упасть физически, ослабление усилий в преодолении собственной слабости понизит степень его посвященности и уменьшит власть над миром. Он может быть придавлен гордостью как обрушившейся бурей или сожжен пожаром собственных желаний.

Поскольку Мастер принадлежит к ментальному миру, он не страдает от желаний, опасностей и вредных изменений физического характера. Но мысли и идеалы, с которыми он работал и посредством которых стал Мастером, могут, в свою очередь, затормозить рост его мощи и сделаться опасными, если он не перерастет, не преодолеет их, как когда-то преодолел в себе желание. Он преодолел желание, как слепую силу, как корень ненасытности и привязанности к чувственным формам, при помощи силы своей мысли, поэтому последняя может приобрести в его глазах значение, несоизмеримое с ее реальной ценностью. Мастер может силой мысли выстроить вокруг себя ментальную стену, закрывающую свет духовного мира. Если он придает слишком большую цену мысли, то становится холоден, отстраняется от физического мира и мыслит в полном одиночестве, пребывая в своем собственном ментальном мире.

Махатма не подвержен никаким опасностям, недугам или ограничениям, существующим в физическом, психическом или ментальном мирах, какой бы смысл мы в эти слова ни вкладывали. И все же на него может оказывать влияние само его знание, огромность постигнутого. Он бессмертен и не подвержен изменениям низших миров; желание как таковое его не трогает; он стоит выше условностей мысли и процессов мышления; он есть само знание. Он знает свою власть, и идея власти так сильна в нем, что от этого может развиться гипертрофированное чувство, которое в конечном итоге приведет к тому, что Махатма будет считать себя богом во всех мирах, разовьет в нем сознание своего единственного «Я» как Единосущего. Сила эгоцентризма может быть так велика, что отрежет его ото всех миров, и он не будет сознавать ничего, кроме себя самого.

Во всех проявленных мирах существуют два фактора, которые сопровождают человечество во всех переменах и достижениях. Они преследуют и неизбежно подчиняют себе любую человеческую единицу, если человек сам не преодолеет их гнет и не начнет их использовать. Эти два фактора: время и пространство.

Время — это изменение элементарных частиц материи в их отношении друг к другу, когда материя проходит через миры. Материя дуальна, это дух-материя. Иначе говоря, материя есть материализованный дух, а дух — одухотворенная материя. Пространство — это тождество в одном. В этом единообразии продолжаются проявленные миры и обращается время. Неспособность победы над этими континуумами в результате дает смерть в том мире, где действует человеческая индивидуальность. Различие во времени в разных мирах — это различие в изменениях материи в каждом из них. Время можно победить, если найти равновесие между противоположностями в духе-материи соответствующего мира. Когда человек, подводя жизненный итог, находит равновесие между частицами времени или материи, изменения в материи или во времени перестают для него существовать. Когда прекращаются изменения, время побеждено. Но если время еще властвует, когда надо подводить «баланс существования», тогда наступает перемена под названием смерть, и человек покидает мир и переходит в иное бытие. Поскольку время в ином мире также не побеждено, опять приходит смерть. Так индивидуальность переходит из физического тела в психический мир и часто в свой небесный мир, но всегда возвращается обратно в физический; индивидуальность постоянно противостоит времени и пасует перед смертью, которая гонит ее из мира в мир, если человек не сумел вовремя подвести баланс.

Адепт нашел равновесие в физической материи. Он победил и прекратил процесс изменений в физической материи и осознанно родился в мире желания. Изменения продолжаются в материи его мира желания, и, когда придет время подводить итог, он должен найти равновесие в мире желания или его одолеет смерть и вытеснит оттуда. Если он, сбалансировав или уравновесив свое существование, остановит изменения в материи желания, то он преодолеет его и смерть в мире желания и родится сознательно в мире мысли. Там он станет Мастером и в этом качестве будет иметь дело с материей или временем ментального мира и должен будет там тоже найти равновесие и остановить время ментального мира. Не сумеет — и смерть, начальник над временем, заберет его из ментального мира, и он вернется обратно в физическое время-материю. Если же он уравновесит материю в ментальном мире и остановит мысль, то преодолеет изменчивость ментального мира и родится Махатмой в мире духовном. Преодоление желания, победа над изменчивостью мысли, над материей ментального мира есть бессмертие.

Изменению подвержен и духовный мир знания. Бессмертный — это человек, который утвердил и осуществил свою индивидуальность в духовном мире и обладает знанием об изменчивости времени-материи в низших мирах. Но ему еще нужно преодолеть изменчивость вечного духовного мира; он делает это, устанавливая равновесие между собственной бессмертной сущностью и всеми другими человеческими единицами, в каких бы мирах они ни находились. Если он не сможет уравновесить себя и остальные духовные сущности человечества, то, достигнув предела своих возможностей, окажется во власти смертельного одиночества в течение всего периода, пока духовный мир находится в проявленном состоянии.

Тождественность, единообразие присутствуют в материи-времени физического мира и в материи-времени каждого из других миров. Возможность уравновесить противоположности в материи зависит от способности видеть единообразие как оно есть, за всеми изменениями материи, и устанавливать связь между единообразием и материей, не принимая, однако, одно за другое. Неспособность распознать тождественность в изменчивости времени ведет к незнанию. Не имея способности или желания видеть единообразие пространства в физической материи, человек не может сбалансировать физическую сексуальную материю, не может прекратить изменения в материи желания, не может уравновесить или остановить движение мыслительной материи — смертный не может обрести бессмертие.

Есть два типа Адептов, Мастеров и Махатм: те, кто действует сам за себя и отдельно ото всех, и те, кто работает для человечества.

Физический человек может достичь бессмертия, как Махатма, в духовном мире знания, уравновесив сексуальную материю в физическом мире, хотя и не постигнув единообразия через материю. Он начинает с того, что воспринимает саму материю как единообразие. Равновесие таким образом достигнуто, но то признак незнания, которое происходит из неумения отличать действительное от видимого. Он продолжает свой путь через миры, ошибочно принимая материю за тождественность, и незнание истины следует за ним из мира в мир. Эгоизм и уединение — неизбежный удел человека, если он не подвел как следует баланс материи в каждом из миров. Когда тождество-пространство остается непреодоленным, а человек продолжает свое восхождение, незнание истины остается при нем, и в духовном мире он достигает знания, лишенного мудрости. Результатом бывает нирвана уничтожения в конце периода проявленности миров.

Когда тождественность действительно подчинена, ее идея постигнута и проработана, — тогда время как изменчивость материи уравновешено во всех мирах; тогда смерть побеждена, пространство преодолено, эгоизм и уединение не существуют. И обладающий таким знанием видит, что он, как индивидуальная и бессмертная человеческая сущность, никоим образом не отделим от других сущностей в любом из проявленных миров. Он обладает мудростью и истиной. Он употребляет знание на благо всем существам. Зная отношения, преобладающие в каждом мире, он мудро решает помогать всем людям и мирам. Он — Махатма, который есть наставник и правитель человечества, он принадлежит к вышеупомянутому братству человечества.

Махатма может по желанию сохранить свое тело (физическое тело формы), в котором он может соотноситься с человечеством и быть им увиденным. Тогда он преодолевает (в своем физическом теле) время и физическую смерть, обессмертив форму физического тела, но не физическую материю как таковую. Он подвергает тело тренировкам и питает его надлежащим образом, постепенно сокращая количество пищи. Тело наращивает силу и сбрасывает грубую физическую оболочку, сохраняя при этом свою форму. Это продолжается, пока не исчезают все физические составляющие, и лишь тело формы, победив смерть, остается в физическом мире, где его могут видеть люди, хотя живет оно в мире формы-желания как Адепт, Адепт высшей степени. Об этом теле в теософской литературе говорится как о «нирманакайя».

Некоторые Махатмы с гипертрофированной «самостью» строят свои психическое и ментальное тела, продолжают путь в своем духовном теле знания, обособляя себя от всех вещей мира; они наслаждаются блаженством, происходящим от постижения и знания себя, а также властью, данной этим знанием. В процессе реинкарнации они искали бессмертие и блаженство исключительно для себя, и, достигнув их, не имеют заботы о мире и себе подобных. Они работали для преодоления материи; они ею овладели и теперь имеют право на плоды своей работы. И они наслаждаются блаженством, забывая обо всем, что вне их. Хотя они преодолели материю-время, это действует, лишь пока она проявлена. Поскольку они не победили тождества-пространства, где обращается время, то все еще находятся под властью пространства.

Махатмы, которые не изолировали себя от мира и остаются в контакте с человечеством, могут сохранять свое ментальное тело мысли и сообщаться с умами людей, будучи недоступны для их органов чувств. Оба типа Махатм применяют один и тот же метод развития бессмертного тела физической формы. При этом Махатма может предстать перед людьми физического мира в облике человека, в форме пламени или огня, столпа света или как великолепное сияние.

Некоторые из Махатм, оставшихся в контакте с миром, могут захотеть управлять расой людей или человечеством в целом, контролировать умы людей, направлять их поступки, предписывать законы, получая любовь и поклонение. Такая цель есть также результат развившегося до крайней степени эгоизма. Такой Махатма, естественно, сознает свою божественность и хочет, чтобы его сила и знание правили мирами и людьми. Став Махатмой, он может основать новую религию. Так возникли многие религиозные верования мира.

Когда такой Махатма хочет управлять людьми, иметь их в своем подчинении, он смотрит в их умы и отбирает среди человечества личность, которая, как он знает, будет лучшим проводником новой религии. Махатма направляет и готовит своего представителя, часто давая ему понять, что указания исходят из божественного источника. Если Махатма имеет только ментальное тело мысли, то он приводит своего избранника в транс и поднимает в ментальный мир (небо в человеческом понимании) и там говорит ему, что он, человек, должен стать основателем новой религии и представителем Бога на земле. Затем он инструктирует находящегося в трансе человека, как это сделать.

Какие бы цели Махатма ни преследовал, его избранник верит, будто он единственный из людей осенен милостью Всевышнего. Эта вера дает ему такое вдохновение и силу, какие ничто другое дать не может. В этом состоянии он получает наставления признанного им бога и в дальнейшем предпринимает сверхчеловеческие усилия, исполняя его волю. Люди, чувствуя исходящую от него силу, собираются вокруг него, разделяют его рвение и попадают под влияние и власть нового бога. Махатма преподает своему посреднику законы, правила, ритуалы и указания для почитателей, которые принимают это за глас божий.

Почитатели таких богов твердо верят, что их бог есть настоящий и единственный Бог. Судить о характере религии надлежит не по фантастическим видениям и фанатической преданности приверженцев, не по теологии позднейших интерпретаторов, но по законам и учениям, преподанным во время жизни основателя религии. Культы нужны некоторым группам рас, как овцам нужны загон и пастух. Махатма или бог дает определенную защиту почитателям, направляет их и часто оказывает на своих людей благотворное и покровительственное влияние. Религия — это одна из школ, в которой человечество учится, пока его разум находится на юношеской стадии развития.

Есть, однако, среди высших существ силы, которые не дружественны и не безразличны, а явно враждебны по отношению к человечеству. К ним относятся и некоторые Адепты. Они также являются человеку, дают ему некое откровение и поручают основать религию или общество или сформировать группу людей для распространения пагубных учений и дьявольской практики, для проведения безнравственных церемоний, требующих кровавых приношений и других отвратительных действий. Эти культы не ограничены какой-то одной местностью; они существуют в любой части мира. Вначале они известны немногим, но при тайном одобрении или попустительстве основанная на подобной практике религия становится явной и начинает расти по мере своего укоренения в людских сердцах. Старый мир кишит подобными культами, орды человеческих существ, очертя голову, бросаются в их омут и тонут.

Человек не должен бояться верить в одного или многих богов и их культы, но ему следует быть осторожным, когда он вверяет себя религии, учению или богу, которые требуют безрассудной веры и абсолютной преданности. В жизни каждого приходит момент, когда религии более не учат его, но просто регистрируют то знание, что он приобрел и даже уже перерос. Заканчивается начальный класс бытия и наступает период взрослой ответственности, когда человек обязан выбрать для себя не только жизненный ориентир и код морали, но и основное направление своей веры в божественность — внутри себя и вовне.

 

6. Препятствия на Пути, ученичество, правила

Многие из тех, кто слышал об Адептах, Мастерах и Махатмах, хотят стать кем-то вроде них, причем сразу, без подготовки. Они находят некоего учителя и получают от него инструкции. Если бы эти кандидаты в ученики проявили больше здравого смысла, они бы поняли, что, если Адепты, Мастера, Махатмы существуют и обладают чудесной силой и мудростью, то вряд ли они станут терять время на удовлетворение прихоти невежд, обучая их трюкам, демонстрируя свои сверхъестественные способности и ведя с ними беседы.

Существует множество препятствий на пути тех, кто стремится стать учениками высшей мудрости. Неуправляемый гнев, страсти, непомерные аппетиты и желания могут привести к дисквалификации ученика; препятствием может служить изнурительная болезнь или увечье (здоровые органы необходимы ученику как силовые центры, через которые он получает знания). Увлечение спиртными напитками неприемлемо для ученика, ибо алкоголь враждебен разуму.

Медиумы и те, кто посещают спиритические сеансы, непригодны для ученичества, потому что они окружены тенями или духами мертвых. Медиум привлекает к себе создания, обитающие в гробницах и склепах, ищущие человеческое тело ради приобщения к плоти, которой они лишились либо никогда не имели. Медиум не может в трансе осознанно употреблять свои способности. Ученик, напротив, должен полностью владеть своими чувствами, управлять своими способностями и контролировать свое тело. По той же причине непригодны люди, страдающие сомнабулизмом и слабоумием. Тело сомнамбулы действует вне зависимости от разума, что не может вызывать доверие. Никто из особо подверженных гипнотическому влиянию не способен быть учеником, поскольку он легко подчиняется внешнему влиянию, вместо того чтобы его контролировать. Теоретики от науки тоже непригодны для ученичества, потому что ученик обязан иметь открытый ум и понимание, быть готовым к восприятию истины, в то время как теперешний ученый часто закрыт для знания, которое противоречит его теориям, и вынуждает свой ум принимать за истину некоторые утверждения, оскорбляющие здравый смысл и рассудок.

С человеческой точки зрения школы Адептов и Мастеров можно подразделить на два типа: школу чувств и школу разума (это подразделение, как и все предыдущие градации, условно и необходимо лишь для более ясного понимания рассматриваемых вопросов. — Прим. ред.). Разум, конечно, является субъектом обучения в обеих школах; в школе чувств ум ученика получает наставления относительно развития и использования чувств. Ученики узнают здесь о развитии психических способностей, таких как ясновидение и яснослышание, о психических телах, или телах желания, и о том, как жить вне физического тела и действовать в мире желания. В школе разума учатся использовать и развивать возможности ума, такие как передача мыслей на расстоянии, воображение, построение мыслительных образов, учатся совершенствовать свое мыслительное тело, способное жить и свободно действовать в мире мысли. В школе чувств преподают Адепты; в школе разума — Мастера.

Важно, чтобы кандидат понимал различие между этими двумя типами школ до того, как станет учеником. Большинство кандидатов, хотя и не знают различия между Адептами, Мастерами и Махатмами (или иными терминами, употребляемыми аналогичным образом для обозначения этих существ), хотят приобрести психические способности и развить свое психическое тело, в котором они могут пребывать в невидимом пока мире. Пусть неосознанно для них самих, это их стремление и желание аналогично прошению о принятии в школу Адептов. Кандидат узнает о своем принятии, когда он докажет свою пригодность. В отличие от человеческой школы пригодность потенциального ученика оценивается не по его формальным ответам на вопросы о пройденном материале и о том, что еще надлежит узнать, но по тем психическим способностям и чувствам, которыми он владеет.

Другие кандидаты в ученики, чьи усилия направлены на то, чтобы ясно мыслить и ясно понимать свои мысли и получать радость от процесса развития идеи в мире мысли, кто видит выражение мыслей в их физических формах и может проследить формы вещей через процессы мысли вплоть до идеи, из которой они возникли, кто стремится понять причины, приводящие в действие эмоции и управляющие судьбами людей, — такие кандидаты неосознанно подали или подают прошение о приеме в школу Мастеров. Они узнают о своем принятии, когда разовьют ментальные способности, необходимые для получения надлежащих знаний.

Кандидаты обычно бывают увлечены вещами, взывающими скорее к чувствам, нежели к разуму, поэтому большинство поступает в школу чувств и лишь некоторые — в школу разума. Кандидат свободен в выборе школы, за которым последует работа, определяющая его будущность. В начальной стадии он может решать обдуманно и без затруднений. Но после того, как выбор сделан, жизненный путь определен, будет трудно или почти невозможно что-либо менять. Те, кто выбрал школу мастеров, могут, пройдя стадию Мастера, стать Махатмами, и после всего этого перейти на стадию Адепта. Те же, кто выбрал школу чувств, поступил в нее и стал затем Адептом, почти никогда не становятся Мастерами или Махатмами. Причина в том, что, если они не увидели и не поняли разницы между разумом и чувствами или же поняли и, несмотря на это, избрали местом учебы школу чувств, то потом, поступив туда и развивая чувства и то тело, какое подходит к этой школе, они будут слишком озабочены и поглощены чувствами, чтобы освободить себя и подняться над ними. Ибо после того, как разовьется тело, превозмогающее физическую смерть, разум приспосабливается к работе в этом теле и уже не может действовать вовне, независимо от него.

Ум человека, поступившего в школу чувств, преодолевшего физическую смерть и ставшего Адептом, подобен уму того, кто в погоне за удовольствиями стал неспособен к абстрактному мышлению. Он не видит возможности начать работу, потому что направление его ума препятствует этому. Он может сильно сожалеть об упущенных или отвергнутых возможностях, но что толку? Удовольствий физического порядка есть множество, но в психическом мире удовольствий и соблазнов в тысячу раз больше, и они привлекательнее и острее для того, кто ими соблазнился. Человека опьяняет употребление астральных способностей и сил, хотя могут быть моменты, как в случае с больным, страдающим алкоголизмом, когда он хочет избежать соблазна, но освободиться от него не может.

Ни один Адепт или Мастер не примет в ученики человека, который не заботится о здоровье, чистоте души и тела. Здоровый и чистый ум в здоровом и чистом теле — предварительное условие ученичества. Разумный человек исполняет это условие, прежде чем стать учеником и начать получать наставления, прямо или опосредованно, от Адепта или Мастера.

Человеку необходимо хорошо понять мотивы своего стремления стать учеником. Если причина не в желании служить людям с такой же отдачей, с какой он самосовершенствуется, лучше будет отложить это намерение до той поры, когда он начнет чувствовать себя в сердцах других людей и чувствовать человечество в собственном сердце.

Если кандидат решает стать учеником, он может определить себя в какую-либо школу по своему выбору. Однако не существует школы или организации, куда самопровозглашенный ученик мог бы обратиться и адресовать свое желание. Он может вступить в так называемое тайное общество, оккультный или эзотерический орден, может присоединиться к людям, которые претендуют на знакомство с Адептами, Мастерами, Махатмами или обучают оккультным наукам; но, хотя бывают общества, способные время от времени давать разъяснения по сложным вопросам, сам факт их притязаний и намеков на связь с высшими силами способствует их разоблачению, доказывая обратное.

Самопровозглашенный ученик — единственный свидетель своего выбора. Других свидетелей не нужно. Если он сделан из того же «теста», что и действительные ученики, он знает, что так называемое документальное свидетельство не имеет значения при решении вопроса, зависящего от жизненного усилия.

Тот, кто хочет иметь подтверждение своей принадлежности школе или сомневается в наличии таковой, кто желает получить соответствующее признание, как только станет учеником, — тот пока не готов к самоназначению. Такие люди терпят неудачу еще прежде, чем начнут дело. Они теряют уверенность в себе, в свое призвание и, столкнувшись с суровой реальностью жизни или опьянев от обольщения чувствами, забывают о своей решимости и смеются по поводу былого рвения. Подобные мысли роятся в уме самопровозглашенных учеников. Но наиболее упорные не сходят со своего пути. Они знают, что взялись за дело, которое может потребовать многих жизней, полных непрестанных усилий. Они могут быть обескуражены медленным с виду прогрессом в самоподготовке, но их решимость все же остается неизменна, и они продвигаются вперед.

Подготовка самопровозглашенного ученика в школе чувств какое-то время проходит параллельно или аналогично подготовке в школе разума, а именно: в обеих школах учеников учат контролировать свои телесные аппетиты, направлять мысли на текущие занятия, избавляться от обычаев и привычек, отвлекающих их от принятых решений; в обеих школах учат фиксировать ум на идеалах.

Пища — предмет, которым кандидат в ученики озабочен с самого начала, и очень часто ищущий истину человек так и не продвигается далее. Своеобразные понятия о пище бытуют среди некоторых чудаков, проповедующих пост, сыроедение, вегетарианство и т.д. Если кандидат запутался в дебрях проблемы о еде, он останется в затруднительном положении до конца инкарнации. Он избежит опасности, если поймет, что предметом его забот должно стать сильное и здоровое тело, но не еда. Тогда он будет ценить и принимать такую пищу, какая позволит ему поддерживать телесное здоровье и наращивать силу. Для некоторых людей с особой конституцией тела возможно жить обычной жизнью и сохранять здоровье, не употребляя в пищу мяса. Но в своем настоящем физическом теле человек создан как всеядное животное. Его желудок — орган мясоедения. Две трети его зубов предназначены для пережевывания мясной пищи. Это знаки того, что природа снабдила разум плотоядным телом, которое требует мяса, равно как овощей или фруктов, для сохранения здоровья и силы. Никакие теории или благодушные рассуждения не могут оспорить этот факт.

Конечно, приходит время, когда ученик, приближаясь к стадии Адепта или Мастера, перестает есть мясо или даже вовсе не принимает твердой и жидкой пищи. Но он не должен отказываться от мяса, пока занят активной работой в больших городах и с другими людьми, иначе он может заплатить за это физической слабостью, ухудшением здоровья или настроения, его ум может стать суетливым, раздражительным, неуравновешенным. Отказ от мясной пищи аргументируют, главным образом, тем, что она стимулирует животные инстинкты в человеке. Говорят также, что нужно убить в себе желания, если хочешь жить духовными устремлениями. Действительно, мясная пища усиливает в человеке животное тело, или тело желания. Но если бы он не нуждался в таком теле, у него не было бы и физического тела, обладающего животной природой. Между тем, без животного тела ищущий человек не смог бы следовать в избранном направлении. Его животное тело — это зверь, которого он приручает и дрессирует, чтобы доказать свою пригодность к дальнейшему продвижению, зверь, которого он оседлал и направил по нужному пути. Если он убьет или ослабит зверя, отказывая в необходимой тому пище, прежде чем полностью снарядит себя в дорогу, то далеко не уедет. Его дело — управлять животным, заставлять его везти туда, куда пожелает человек. Неверно, что мясо, которое ест человек, якобы пропитано желаниями животного или окружено причудливыми желаниями астрального плана. Любое чистое мясо так же свободно от подобных желаний, как чисто вымытые картофель или горох. Некоторые расы могут сохранять здоровье, не потребляя мяса, ввиду особенностей климата и многовековой привычке. Но западные расы — расы мясоедов.

Самопровозглашенному ученику школы чувств и также школы разума нужно иметь сильное желание, и это желание должно быть направлено на поставленную цель — сознательное и разумное ученичество. Он должен не избегать вещей, которые считает препятствиями на своем пути, но идти дальше, бесстрашно их преодолевая. Слабый не будет иметь успеха. Тот, кто полагает, что должен ждать, пока не созреют условия, кто думает, что все для него приготовят невидимые силы, пусть лучше не начинает. Тот, кто считает свое положение, обстоятельства, свою семью, взаимоотношения, возраст и заботы непреодолимыми препятствиями, совершенно не прав. Он не понимает сути предстоящей работы и, следовательно, не готов. Когда человек имеет сильное желание, твердую веру в реальность своего призвания и решимость идти вперед, это значит, что он готов начать. И он начинает путь — из данной конкретной точки. Он назначает себя учеником.

Человек может назначить себя учеником в любую из школ, независимо от того, богат он или беден, образован или нет, независимо от своих обстоятельств и части света, в какой находится. Он может жить в выжженной солнцем пустыне или на заснеженных горных вершинах, на широкой зеленой равнине или в многолюдном городе; он может работать в уединении плавучего маяка или в бедламе фондовой биржи. Где бы он ни был, он способен стать учеником.

Препятствия преследуют такого ученика на каждом шагу. Ему не следует их избегать либо игнорировать. Он должен стоять на своем и преодолевать их. Никакое препятствие или их комбинация не возьмут верх над учеником, если тот не сложит оружие. Каждое преодоленное препятствие прибавляет ему силы. Каждая одержанная победа продвигает его к успеху. Размышляя, он учится мыслить; действуя, он учится действовать. Сознает он это или нет, но каждое препятствие, испытание, горе, соблазн, неприятность или забота имеют место не ради его жалоб и стенаний, но ради того, чтобы он научился мыслить и действовать. С какой бы трудностью он ни столкнулся, она дается с целью научить его чему-то и развить в определенном направлении. Пока он не научится встречать трудность надлежащим образом, она останется с ним. Если он примет вызов, будет честно бороться и поймет причину случившегося с ним, трудность исчезнет. Злосчастие может держать его долго и цепко, но может исчезнуть как по волшебству. Продолжительность первого и быстрота второго зависят от поведения человека. С того момента, как самопровозглашенного ученика осенит мысль, что все его несчастья, трудности и скорби, равно как его удовольствия и развлечения, играют определенную роль в его развитии и становлении характера, он начинает жить с уверенностью и без страха. Он готовится стать настоящим учеником.

Как и тайная работа природы, работа ученика происходит непрерывно и незаметно, прежде чем первые результаты увидят свет. Могут пройти годы и жизни с почти незаметным успехом, но он не должен прекращать работу. Как зерно, посаженное в почву, он развивается первоначально во тьме, не видя света. Чтобы приготовить себя, ищущему не надо бросаться делать какое-то важное дело; ему не надо рыскать по миру в поисках знания — он сам предмет и тема своих исследований; он сам препятствие, которое следует преодолеть; он сам материал, с которым надлежит работать; он сам результат своих усилий; и со временем он увидит плоды им содеянного по тому, каким он стал.

Ищущий истину должен сдерживать приступы гнева или страсти. Гнев, страсть и бурные проявления характера имеют вулканическую природу; они разрушают его тело и расходуют его нервную энергию. Чрезмерный аппетит в еде или удовольствиях необходимо укрощать. Телу или телесным аппетитам можно потворствовать лишь постольку, поскольку это необходимо для физического здоровья.

Нужно изучить физическое тело; нужно терпеливо о нем заботиться и не злоупотреблять им. Когда тело почувствует, что его оберегают и поддерживают, с ним можно будет делать вещи, невозможные прежде. Тогда ищущему откроется больше сведений по анатомии, физиологии и химии тела, нежели он мог бы почерпнуть, учась в университете. Тело станет другом ученика, однако его как неразумное животное нужно сдерживать, контролировать и направлять. Подобно животному, оно сопротивляется контролю, но в результате становится уважительным и лояльным слугой своего хозяина. Простые удовольствия и физические упражнения также желательны в разумных пределах. Прогулки на свежем воздухе, плавание, гребля, необременительный поход в горы весьма полезны для тела. Близкое знакомство с земной поверхностью, ее структурой и жизнедеятельностью, наблюдения за природными явлениями, изучение жизни насекомых, птиц, рыб приносит немало удовольствия уму ищущего. Все это имеет для него особый смысл и дает подчас больше знаний, чем книги.

Если самопровозглашенный ученик является медиумом, он должен преодолеть в себе эту особенность. Ни та, ни другая школа не примет медиума в ученики. Медиумом мы называем того, кто теряет контроль над своим телом при определенных обстоятельствах (помимо обычного сна). Медиум — средство, используемое неразвитыми, бестелесными человеческими желаниями. Говорить, будто медиумы необходимы для получения инструкций от внеземных представителей высшего разума, — болтать попусту. Когда высший разум желает вступить в контакт с человечеством для передачи учения, легко находится разумный канал, что не грозит посланцу потерей человеческой сущности и не вызывает жалкого или отвратительного зрелища, какое являет собой медиум.

Ученик-медиум может положить конец данным способностям. Но для этого он должен действовать твердо и решительно. Здесь нельзя идти на компромисс или допускать мягкость. Необходимо сосредоточить всю силу воли. Медиумические тенденции исчезнут и полностью прекратятся, если ученик направит против них свой разум и не позволит какой-либо из них проявиться. Если он выдержит, то почувствует, как выросла его сила и усовершенствовался ум.

Ищущий истину не должен иметь привязанность к деньгам или собственности. Если он ощущает себя благополучным, сильным, значительным вследствие того, что имеет много денег, или ощущает себя бедным и бессильным из-за их нехватки, это суеверие станет на пути его развития. Богатство или бедность человека — в силе или слабости его мысли, в способностях внефизического свойства, а не в наличии денег. Ученик, если он беден в материальном смысле, все же будет иметь достаточно для своих нужд; независимо от количества собственности, он не будет иметь больше, чем абсолютно необходимо.

Самопровозглашенный ученик не должен присоединяться как участник к какой-либо группе людей, чьи религиозные принципы или форма веры отличаются от того, чему он следует, либо ограничивают его свободу действий и работу ума. Он может выражать свои верования, но без нажима на окружающих лиц. Он ни в коем случае не должен пытаться контролировать свободу действий или мысли кого-то, как не желал бы того же по отношению к себе со стороны других. Ни один из ищущих истину или учеников не сможет контролировать другое лицо, прежде чем не научится управлять собой. Его усилия в работе над собой потребуют такого напряжения, что ему не будет дела до других. Самопровозглашенный ученик не обязательно в этой жизни станет признанным учеником одной из двух существующих школ, но он должен продолжать начатое до конца своих дней, если его вера для него реальность. Он должен быть готов принять свое назначение учеником школы в любое время либо прожить без оного несколько жизней.

Самопровозглашенный ученик, готовящий себя в школу чувств, то есть Адептов, будь то сознательный и ясный выбор, природная склонность или неопределенный порыв, более заинтересован в психических способностях и их развитии, чем в процессах мышления по поводу причин бытия. Он будет ассоциировать себя с психическим миром и попытается войти туда. Он будет искать вход в астральную сферу, развивая свои психические способности, такие как ясновидение и яснослышание. Он может попробовать один или много методов, рекомендованных в этих целях различными учителями, отбрасывая то, что не подходит, и применяя то, что соответствует его натуре и мотивам; либо он будет пробовать новые методы и приемы, открытые им на пути продвижения к цели, то есть на пути к сознательному существованию вне физического тела и обретению способностей, обеспечивающих такое существование. Чем чаще он будет менять метод или систему, тем дольше придется ждать результатов. Чтобы получить результат, ему следует придерживаться какой-либо одной системы, по крайней мере, пока не обнаружится ее ошибочность. Доказательством ошибочности системы может быть не долгое отсутствие результата, но ее несоответствие индивидуальному чувственному опыту и рассудку или отсутствие логики. Человек меняет свою систему, метод, практику не потому лишь, что кто-то так сказал или сам он прочел в книге, но лишь если услышанное или прочитанное им самоочевидно для его чувств и понимания. Чем раньше он начнет доверять собственной оценке на основе чувств или мысли, тем скорее перерастет подготовительный класс и станет признанным учеником школы.

По мере продолжения подобной практики его чувства становятся острее. Его ночные сны приобретают яркость. Его внутреннему взору могут являться лица или фигуры, различные сцены и незнакомые места. Это может происходить на фоне открытого пространства либо иметь обрамление подобно картине, однако это не будет живописью. Деревья, облака, вода будут деревьями, облаками и водой. Лица или фигуры будут как лица и фигуры, а не как портреты. Возможно, будут слышны звуки или музыка. В музыке не будет дисгармонии. Она будет звучать отовсюду и ниоткуда. После того как ухо услышит эту музыку, обычная инструментальная музыка потеряет для человека свое очарование. Инструментальная музыка станет подобна диссонирующему звучанию инструментов при настройке, или лязганью бубенцов, или резким звукам свистка. Инструментальная музыка в лучшем случае — это грубая имитация или отражение музыки звучащего космоса.

Ученик сможет ощущать близость, контакт с разными существами или объектами, оставаясь физически неподвижным. Но подобное ощущение не будет обычным прикосновением, как, например, к чашке или камню. Оно будет легким как дыхание и столь же проницающим. Таким образом, станет осязаема природа предмета, но не его физическая оболочка.

Пищу и иные вещи тоже можно будет пробовать вне физического контакта. Они покажутся знакомыми или странными на вкус; вкус будет ощущаться не языком, но гландами горла и затем жидкой средой тела. Приятные запахи будут иными, чем благоухание, исходящее от цветка. Они будут проницать, окружать и поднимать тело, наполняя его восторгом.

Самопровозглашенный ученик может испытывать любое из этих чувств, которые есть астральные дубликаты чувств физических. Это ощущение нового ни в коем случае не является вхождением и вживанием в астральный мир. Ощущение иного мира часто принимают за начало жизни в нем. Эта ошибка доказывает, что человек не понимает происходящего. Астральный мир представляется новым и тому, кто впервые ощущает его, и тому, кто после долгих лет подобных ощущений полагает, что приобщился к нему. Ясновидящие и яснослышащие не действуют сознательно, когда они видят и слышат. Они подобны детям в стране чудес. Они не умеют правильно интерпретировать увиденное, не знают значения услышанного. Они считают, что вышли в иной мир, но все еще пребывают в своем теле (если только они не медиумы, находящиеся в бессознательном состоянии).

Появление новых чувств убеждает самопровозглашенного ученика, что он продвигается вперед по пути саморазвития. Но пока он не получит другие доказательства, кроме описанных выше ощущений, он не должен делать ошибки и считать, что действует разумно в астральном мире или что он признан как ученик. Когда он станет признанным учеником, то получит лучшее свидетельство, нежели ясновидение и яснослышание. Он не должен верить тому, что говорят ему призраки или невидимые голоса, но обязан задавать вопросы относительно того, что кажется важным; но в любом случае он должен приказать видению исчезнуть или заставить невидимый голос замолчать. Он должен перестать использовать такие способности, если почувствует, что впадает при этом в транс или теряет сознание, как медиум во время сеанса. Ему не следует забывать, что медиумизм закрывает ему путь в школу Адептов или Мастеров и что, будучи медиумом, он никогда сам не станет ни Адептом, ни Мастером.

Самопровозглашенному ученику нужно понять, что он не должен употреблять свои новые ощущения для ублажения себя либо демонстрации перед другими с целью развлечения или завоевания популярности. Если желание приобрести публичное признание путем демонстрации новых способностей присутствует в его уме, он их со временем частично или полностью утратит. И это пойдет ему во благо. Если он на верном пути, то все вернется опять, но лишь когда он преодолеет желание публичных восторгов. Чтобы быть полезным миру, он должен работать, не ожидая похвал; если он с самого начала желает похвалы, это желание будет возрастать одновременно с его силой и сделает его неспособным распознавать и исправлять свои ошибки.

Самопровозглашенный ученик, продвинувшийся таким образом и действовавший сознательно, исправляя ошибки независимо от того, сколько их было сделано, будет иметь через какое-то время следующий новый опыт. Его чувства как бы начнут таять, перетекая одно в другое, и он окажется в таком месте, вернее состоянии, где получит свидетельство своего поступления в ученики. Этот опыт не будет трансом, при котором человек утрачивает сознание частично или полностью и после которого он забывает частично или полностью о происшедшем. Он будет находиться в полном сознании и впоследствии помнить все, что произошло. Этот опыт будет как начало новой жизни (уединенной и свободной от эмоций). Человек поймет, что нашел искомое — поступил учеником в школу по своему выбору, в школу чувств. Этот опыт не означает, что он уже способен жить вне физического тела, но свидетельствует, что ученик будет отныне учиться в школе тому, как жить вне и независимо от своего тела. Когда он научится жить и действовать независимо от своего физического тела, то станет Адептом.

Новым опытом открывается период ученичества. В этот период человек увидит своего учителя и узнает некоторых других учеников, с которыми он будет связан по школе. Этот новый опыт, сделавший из человека, ищущего истину, признанного ученика, ограничен во времени. Новое сознание, благодаря которому учитель с ним сообщается, формирует ученика. Если ранее он мог не знать о существовании других учеников, то теперь узнает, кто они, и встретится с ними, и они будут его братьями. Их учитель будет Адепт или старший, умудренный опытом ученик. Соученики могут жить в других частях мира или совсем близко. Если они слишком разобщены, их занятия и жизненные обстоятельства переменятся, так что они будут находиться в непосредственной близости друг к другу. Пока между ними не наладится связь, учитель будет по необходимости инструктировать каждого в отдельности. Когда они будут готовы объединиться в класс, учитель созовет их вместе в их физическом теле, сделает из них настоящий класс и будет преподавать учение, находясь также в физическом теле.

Учение дается не из книг, хотя книги могут быть использованы. Учение касается элементов и сил, того, как они влияют на вновь приобретенные внутренние чувства, как их контролировать при помощи чувств, как развивать и использовать в работе физическое тело. Никому из учеников не позволено обнаруживать свой класс перед миром или отдельным, не связанным с классом лицом. Каждый, кто достоин называться учеником любой из школ, избегает популярности. Ученик скорее примет смерть, нежели выдаст миру существование своего класса. Те, кто открыто заявляют о своем ученичестве и связи с Адептом или Мастером, не являются учениками в том смысле, в каком здесь говорится. Они принадлежат к одному из так называемых оккультных или тайных обществ, которые говорят об эзотеризме, но не упускают случая порекламировать себя перед миром.

Самопровозглашенный ученик принимает или устанавливает для себя некое число правил, соответственно которым пытается строить свою жизнь. Признанный ученик ставит перед собой правила, которые он обязан соблюдать и применять на практике. Некоторые правила касаются его физического тела, другие регулируют рождение и развитие нового тела — тела Адепта. Правила, относящиеся к физическому телу, включают соблюдение законов своей страны, мира в семье и целомудрия, заботу о теле и бережное обращение с ним, отвержение физического вмешательства (в том числе гипноза) со стороны других людей.

Относительно правил для физического тела: целомудрие соблюдается, если человек не был в браке ко времени поступления в ученики и остался неженатым; но если он не может соблюдать воздержание в желаниях, тогда ему следует вступить в брак. Правило целомудрия в браке требует, чтобы ученик не возбуждал влечения у своей жены и сдерживал свое собственное. Это правило запрещает использование сексуальной функции с какой-то иной целью, кроме естественного контакта между мужчиной и женщиной.

Среди правил, регулирующих развитие нового, психического, тела и его способностей, есть правило послушания. Послушание означает, что ученик будет безоговорочно подчиняться указаниям своего учителя во всем, что касается развития психического тела, что он будет строго соблюдать лояльность в желаниях и мыслях по отношению к школе своего выбора, что он будет продолжать работать для своей школы, сколько бы жизней это ни потребовало, вплоть до рождения Адептом. Правило, касающееся медиумизма, требует, чтобы ученик принял все меры предосторожности против медиумических действий; и чтобы он не поощрял и не побуждал других становиться медиумами. Правило о дебатах предписывает ученику воздерживаться от споров и ссор с соучениками или другими людьми. Все вопросы, относящиеся к их занятиям и не понятые учениками, следует адресовать учителю. Если и после вопрос вызывает разногласия, нужно отложить его, пока возросшие способности не позволят ученикам с ним справиться. Согласие и понимание предмета придет само, но не путем ожесточенной полемики или дискуссий, каковые скорее затемняют предмет, чем объясняют его.

Правило об отношении к другим ученикам предписывает ученику устанавливать с ними связь более тесную, чем с кровными родственникам; и добровольно жертвовать собой или чем-то, находящимся в его владении или власти, дабы помочь своему собрату-ученику, если подобная жертва не наносит ущерба его семье и не нарушает законов страны, в которой он живет, и если она не запрещена его учителем. Если ученик почувствует гнев или ревность, он должен найти их причину и преодолеть их. Он мешает собственному продвижению и продвижению своего класса, позволяя себе какое бы то ни было неприязненное чувство по отношению к соученикам.

Правило относительно желаний требует, чтобы ученик культивировал и оберегал то, что мы называем желанием, постольку, поскольку он будет способен сдерживать его в себе и управлять его проявлениями; и чтобы ученик имел одно твердое, постоянное и неизменное желание — достигнуть перерождения как Адепт.

Правило, относящееся к чувствам и силам, состоит в том, что их следует рассматривать как средство для достижения цели — состояния полного Адепта, что их нельзя использовать для привлечения внимания, удовлетворения чьего-то желания, для влияния на других, для победы над врагом, для самозащиты, а также для вхождения в контакт с силами и элементами, для контроля над ними, кроме как по прямому указанию учителя. Ученику запрещается выходить из своего физического тела или действовать вне его и помогать в этом другому ученику. Любая такая попытка, как бы ни велик был соблазн, может вызвать «выкидыш» зародыша психического тела и окончиться безумием и смертью ученика. Неудача не позволит ему родиться как новое, психическое, тело в его текущей жизни и обусловит медиумические тенденции или еще одну неудачу-аборт в его последующей жизни.

Обязанности ученика по отношению к миру определены судьбой — кармой его предыдущих жизней и вменяются ему естественным образом. Ученик живет своей внутренней жизнью в мире. При все более глубоком погружении во внутреннюю жизнь ученик может захотеть оставить мир людей и жить вместе со школой, к которой принадлежит. Такое желание, однако, возбраняется и должно быть подавлено учеником. Желание уйти от мира приведет к уходу, но ученик будет обязан вернуться опять и работать в мире до тех пор, пока не сможет избавиться от желания его покинуть. Работа ученика в мире может потребовать несколько жизней, но придет момент, когда ему действительно будет необходимо покинуть мир на короткий или длительный срок либо навсегда. Этот момент определяется сроком выполнения его обязанностей перед родственниками и друзьями, а также ростом и развитием нового, психического, тела, которое должно родиться в конце ученичества.

Перевод с английского (с незначительными сокращениями) Л.В.Зубковой (Бычихиной)

 

კატეგორია: სხვადასხვა РАЗНОЕ | დაამატა: yoga (05.06.2011)
ნანახია: 860 | კომენტარი: 2 | რეიტინგი: 0.0/0
სულ კომენტარები: 2
1  
umagresi cigni!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

2  
მინდა გითხრათ, რომ ჩვენს სკოლაში პრაქტიკულად ვახორციელებთ ამ უმაგრესი წიგნის ცოდნას....ამიტომაც გამოვაქვეყნეთ მასალა... wink

Имя *:
Email:
Код *: