მთავარი » სტატიები » სხვადასხვა РАЗНОЕ

Дурак — красному рад


Дурак — красному рад


Однажды до одного прославленого старца, известного своей святостью, дошёл слух о том, что в столице Византии — Константинополе, живёт человек, имеющий и власть и богатство, который превзошёл его в своей святости. И человек этот — сам царь.

Старец тут же покинул свою пустынь и пошёл в столицу, чтобы проверить терзающий его рассказ.

Сначала царь «строил из себя дурака» и не признавался в том, что он живёт какой-то особой духовной жизнью. Но старец настаивал.

И спросил старец строго: «Я знаю про тебя. Как ты стяжал духовную мощь?»

И царь сказал пустыннику: «Ну, понимаешь, я не хотел говорить, но вот под моим роскошным богатым багряным одеянием царским я всегда ношу железные вериги и колючую власяницу и они терзают мою плоть, не давая забыть о Боге».

Старец брезгливо сказал: «Это не святость. Есть что-то ещё, говори»!

И царь сказал: «Понимаешь, я не хотел хвастаться, но вот когда наступает ночь, я переодеваюсь, выхожу из дворца и иду врачевать раны телесные и душевные у самых несчастных, грязных и одиноких бедняков моего города».

Старец сказал: «Это не та святость, о которой бы мне рассказывали. Есть что-то ещё, говори!»

И тогда царь, византийский василевс, сказал: «Ну ты, наверное, знаешь, что я как царь торжественно открываю на Константинопольском Ипподроме наши традиционные гонки на колесницах.

Так вот, я произношу все нужные слова, произвожу все нужные действа, а затем сажусь в ложу на стадионе и смотрю гонки как все люди.

«Ну?» — нетерпеливо перебил старец.

«Так вот», — скромно потупившись продолжил царь — «Когда я смотрю эти гонки, я не болею ни за «синих» ни за «зелёных» стасиотов. Ни за какую Партию ипподрома!»

«Да...» —протянул старец — «Это истинная святость. Я так не могу. Ты действительно превзошёл меня!»

Историко-культурный смысл притчи «В чём святость?»

Как вы понимаете, я вам только что рассказала исторически злободневный средневековый византийский анекдот, после которого положено было громко смеяться.

А смысл заключался вот в чём. Колесничные гонки для крито-микенского и греко-римского культурного бассейна — это больше, чем жизнь. Английские футбольные фанаты — ничто по сравнению с тем, что творилось в Византии во время открытия игр на стадионе— колесничных гонок. (Как вы видите, даже удалившиеся в пустыню монахи не переставали быть болельщиками...). Любовь к одной и ненависть к другой партии впитывалась с молоком матери. Без этого не было византийца.

Было в Константинополе всего две команды: «голубые» («синие») и «зелёные». Они составляли так называемые «Две Партии Ипподрома», по гречески — «димы». В этих партиях были умеренные и авангард. Авангард называли — стасиоты. Это были очень опасные люди, они могли начать уличные бои и заодно — революцию. Что они и сделали однажды...

Партии Ипподрома были не просто «спортивными фанатами», а скорее, политическими партиями с чёткими целями, программами и... взаимной ненавистью. У них были очень сильные религиозные и имущественные разногласия между собой. Они были как Монтекки и Капулетти, как католики и гугеноты во время Варфоломеевской резни, как мушкетёры короля и гвардейцы кардинала...

Более того, одни византийские «димы» были иконоборцами, а другие, напротив, сторонниками икон. Они ещё и в религии разбирались, да...

Теперь вы понимаете — что означало для царя Византии — «ни за кого не болеть во время открытия колесничных гонок»... Теперь вы понимаете и то, почему монах-пустынножитель оставался в душе «болельщиком».

კატეგორია: სხვადასხვა РАЗНОЕ | დაამატა: yoga (29.10.2012)
ნანახია: 660 | რეიტინგი: 0.0/0
სულ კომენტარები: 0
Имя *:
Email:
Код *: